Командование 41 ракетным полком

   

  В ноябре 1995 года состоялось мое назначение  командиром 41 ракетного полка. До этого я  год командовал 369 рп, который дислоцировался на территории республики Беларусь.

8 января  вместе с семьей прибыл в Бологое. На вокзале меня  встречал начальник штаба полка подполковник Бородин А.В. Поселили меня в гостинице, где я и разместился с женой и детьми. Это был последний выходной день длинной череды новогодних и рождественских праздников.

   На следующий день к шести часам утра я прибыл в штаб дивизии, где представился командиру дивизии гвардии генерал-майору Грибову Александру Викторовичу. После построения командиров частей, которые прибыли на подъем, комдив вместе со мной прошел в казарму полка, где сразу же нацелил меня на решение ряда задач.

   После развода дивизии, где меня представили личному составу, начался процесс  приема-передачи дел и должности командира полка и новый этап в моей службе.

    На тот период времени заместителями командира полка были:

-начальник штаба подполковник Бородин Александр Владимирович;

-заместители по боевому управлению подполковник Колесник Алексей Андреевич,

                                                                      подполковник Рысенков Алексей Николаевич,

                                                                      подполковник Чумичев Александр Николаевич;

-заместитель по ракетному вооружению подполковник Кохановский Алексей  Александрович;

-заместитель по воспитательной работе подполковник Евсюков  Анатолий Николаевич;

-заместитель по тылу подполковник Шейкин Владимир Васильевич.

   Командиры подразделений:

-командир 1-го ракетного дивизиона подполковник Купрюшкин Александр Александрович;

-командир 2-го ракетного дивизиона майор Сахаров Геннадий Станиславович;

-командир 3-го ракетного дивизиона  подполковник  Ковнацкий Виталий Брониславович;

-командир дивизиона боевого обеспечения подполковник Сидоренко Владимир Владимирович;

-командир эксплуатационно-ремонтной группы майор Конопленко Евгений Иванович;

     Полк был сформирован в основном на базе 306рп(г.Слуцк) и 396рп(г.Петриков), которые входили в состав 33рд(г. Мозырь). Естественно, состав полка был крайне  неоднороден,  почти  все командование полка и все командиры дивизионов были выходцами из Слуцкого полка, что также накладывало свой отпечаток на взаимоотношения в коллективе,  причем не всегда нормальные.

    В описываемый период времени дивизия перешла на систему «СПУ» в составе 41рп(несущего БД), 510рп(формируемого для постановки на БД), частей и  подразделений спецвойск  и тыла. Получилось так, что 41рп в дивизии  оказался единственной ракетной частью, несущей боевое дежурство. Поэтому  после постановки на боевое дежурство он систематически  подвергался  различного рода проверкам. С одной стороны это приносило  определенную  пользу, но с другой стороны у личного состава выработался синдром «привыкания» к постоянному присутствию проверяющих. Результатом этих проверок были приказы о наказании должностных лиц полка .На тот  период  времени,  когда я принял полк, почти  все заместители  командира полка и командиры  подразделений были «обвешаны» взысканиями.  Это означало, что офицер лишался надбавки к денежному содержанию за сложность, напряженность и специальный режим работы. А если учесть, что денежное довольствие не выплачивалось уже два месяца, то можно представить себе какое в полку было морально-психологическое состояние и отношение к службе.

    По результатам 1995 года полк «уверенно» занимал последнее место в армии практически по всем вопросам. Особенно много было проблем в вопросах воинской дисциплины среди всех категорий военнослужащих. Мой предшественник полковник Манченко  С.В. с каким-то облегчением передал мне дела, должность, квартиру, и уехал на должность преподавателя в Краснодарское училище.

    Не знаю, случайно или нет, но в январе месяце значительная часть офицеров и прапорщиков полка была еще в отпусках  за 1995 год, т.к. не смогла их использовать в течении года. Кроме того, зима 1996 года выдалась очень морозной, как следствие - многие  болели. В итоге на тот период времени в строю остались только два заместителя - по воспитательной работе и по тылу.

    Рассказывая о событиях давно минувших дней, в первую очередь, считаю необходимым вспомнить тех, кто находился рядом со мной в наиболее тяжелое время моей службы.

    Подполковник Евсюков Анатолий Николаевич, заместитель по воспитательной работе. Всю службу прошел  в  частях 7рд  начиная с солдата. Закончив с отличием  Рижское высшее  военно-политическое  училище, он снова попал в 7рд, где прошел все должности политработника-воспитателя от замполита группы до заместителя командира ракетного полка по воспитательной работе. В 41рп он был назначен незадолго до моего прихода, а до этого был заместителем по воспитательной работе начальника узла связи.

   С самого начала у нас сложилось полное  взаимопонимание по всем вопросам. Он поддерживал любые начинания, всегда вовремя помогал советом. Все вопросы, которые были завязаны на него, он решал с должным качеством. Он был настоящим «комиссаром» в хорошем смысле этого слова. Люди к нему шли и решали с ним многие проблемы. По своему характеру Анатолий Николаевич был жизнерадостным человеком, но в то же время  никогда не поступался своими принципами, мог отстаивать свою точку зрения перед кем угодно.

    Подполковник Шейкин Владимир Васильевич. заместитель командира полка по тылу, был, наверное, лучшим организатором полкового тыла из тех, кого мне пришлось встречать за время службы. За  тот год, что полк находился в Бологое, благодаря его стараниям, была отремонтирована солдатская столовая, подготовлены склады текущего довольствия и «НЗ», создана  зона тылового обеспечения полка в подвижном варианте и многое другое. Все офицеры и прапорщики тыла были хорошо подготовлены, могли решать любые задачи. В последствии,  начальники вещевой и продовольственной служб полка Чепиков В.Н. и Сковородин А.В. стали заместителями командиров  частей по тылу, начальник службы ГСМ Андреев А.А. получил  назначение в управление тыла РВСН. То есть школа чувствовалась во всем. Через год Владимир Васильевич был назначен заместителем командира дивизии по тылу и нам, к  сожалению,  пришлось расстаться.

    Начальник штаба полка подполковник Бородин Александр Владимирович всю  предыдущую службу прослужил в частях СПУ, причем, в подразделениях  связи. В 7рд он в начале командовал ПЗКП, а затем в конце 1995 года  был назначен начальником штаба 41рп.Хорошо подготовленный в вопросах связи и боевого управления, он много уделял внимания  проблемам боевого дежурства, охраны и обороны, службы войск, мобилизационной готовности. А в знании вопросов по связи с ним мог сравниться только майор Белый С.В, начальник связи полка. Кроме того, Александр Владимирович был первым кандидатом на должность командира полка. Однако, по различным причинам это назначение  не состоялось. Потом  подвело здоровье, и в 1998 году он был уволен из армии.

    Заместитель командира полка по ракетному  вооружению подполковник Кохановский Алексей Александрович считался лучшим специалистом по ракетному вооружению  в дивизии. В полк он был назначен, почти, одновременно со мной. До этого он прошел все должности в службе РВО полка и дивизии.

    Боевая техника полка, находившаяся на боевом дежурстве в полку, была передана из  Мозырьской дивизии, где  эксплуатировалась более восьми лет, т.е. была далеко не новой. Боевая стартовая позиция полка, сооружения для агрегатов были построены исходя из имеющихся сил и средств. Конечно, они не шли ни в какое сравнение с теми, что были в Белоруссии. Но тем не менее, и агрегаты комплекса, и техсистемы, и сооружения, и БСП поддерживались в надлежащем состоянии. Правда, иногда для этого мне, как командиру полка, приходилось прибегать к непопулярным мерам, например, запрет выхода личного состава полка с позиции пока техника, сооружения и БСП не будут приведены в соответствующее состояние. Бывало,  что  это затягивалось до глубокой ночи, но результат всегда был положительный. С течением времени к этой мере приходилось прибегать все реже. Конечно, в этом главная заслуга Алексея Александровича и офицеров службы вооружения полка Войцеховского И.А,  Комова Г.В,  Земляка А.А, Ефиманова Н.А, Мазуриной Н.Н. и других. Сам подполковник  Кохановский  А.А. возглавлял службу ракетного вооружения полка более трех лет, в последствии он был назначен заместителем главного  инженера дивизии, а  потом стал  главным инженером  7рд.

    Заместитель по боевому управлению(ЗБУ-1) подполковник Колесник Алексей Андреевич был одним из самых опытных офицеров полка. Пройдя службу в РВСН на многих видах ракетных комплексов, он был исключительно грамотным специалистом, особенно в вопросах  боевого управления. Кроме того, Алексей Андреевич был не только хорошим специалистом, как ракетчик, но и лучшим  КДС полка, и лучшим методистом. При  убытии в отпуск или командировку у меня никогда не было сомнений, кого оставить за командира полка, так  же как и в том, кого представить к  правительственной  награде, как лучшего офицера. В 1997 году подполковник Колесник А.А. был награжден орденом «За военные заслуги». В дальнейшем Алексей Андреевич  продолжал службу в полку и был уволен с военной службы в запас по достижению предельного возраста.

    Заместитель по боевому управлению(ЗБУ-2) подполковник Чумичев Александр Алексеевич был назначен в полк после окончания академии в 1995 году. Был хорошо подготовленным специалистом. Очень старательным, особенно в хозяйственных вопросах. Чувствовалась крестьянская закалка и основательность.  После увольнения подполковника Колесника А.А.он как бы  принял эстафету по функционалу «ВРИО»,  причем, очень добросовестно,  ни разу не подвел..

    Заместитель по боевому управлению(ЗБУ-3) подполковник Рысенков Алексей Николаевич был известен мне еще по службе в 33рд, в начале как командир группы, потом как командир дивизиона. В Бологое он приехал во главе первой группы офицеров, как  заместитель командира полка по боевому управлению. Он был ветераном Слуцкого полка, где прошел все должности от начальника отделения до заместителя командира полка. Алексей Николаевич пользовался большим авторитетом среди офицеров и прапорщиков, и не только потому, что многие из данной категории были выходцами из Слуцка. Он был исключительно честным, порядочным офицером. Именно ему пришлось заниматься выбором и подготовкой полевых позиций, подготовкой объектов учебно-материальной базы. При общении как с подчиненными, так и с начальниками он мог в глаза сказать всю правду, что не всегда шло ему на пользу. На первых порах я пользовался его советами в отношении отдельных офицеров и прапорщиков, и не помню, чтобы в отношении кого-то он был необъективен. Уволился Алексей Николаевич в 1997 году по достижению предельного возраста.

     Считаю, что я должен был сделать подобное отступление, коротко рассказав о своих заместителях, так как именно эти офицеры в первый год моего командования полком находились возле меня, оказывали мне посильную помощь, проявили свою порядочность и принципиальность в решении всех вопросов. Такими они и останутся в моей памяти.

    В  первые дни моей службы в дивизии все было расписано по минутам. На решение личных проблем времени не оставалось: рабочий день начинался, как правило, с шести часов, а заканчивался после двадцати трех. Поэтому всеми личными и семейными  проблемами пришлось заниматься моей супруге,  которой пришлось решать  все вопросы, начиная от разгрузки вещей и переезда из гостиницы в квартиру,  до устройства в детский сад сына и  дочери- в школу. Наверное, такая же судьба у всех жен военнослужащих, которые живут такой же напряженной жизнью, что и их мужья. Вызывает удивление тот факт, что в наше время памятники поставлены многим, в том числе, и сомнительным личностям и символам, а вот жене офицера никто памятника поставить не догадался.

     В феврале 1996 года по приказу командующего армией в 54рд  (г.Тейково) проводились сборы, куда были привлечены все командование дивизий и командиры полков. Из 7рд убыло все командование, за исключением начальника штаба  и я, как единственный командир полка.

      Не проходит и трех часов после начала занятий, как становится известно, что к нам в дивизию вылетает комиссия  Главнокомандующего во главе с генерал-полковником Муравьевым В.А. Нашу делегацию немедленно освободили от занятий и отправили на вертолете в дивизию. Ни у кого не было сомнений в том, что это внезапная проверка боевой готовности соединения.

    Так все и получилось: с утра части дивизии были подняты по тревоге, а  41рп получил приказ в 21 час совершить марш на полевые позиции. Днем на  БСП полка приехал генерал-полковник Муравьев В.А, причем не в самое удачное время: личный состав обедал. С ним мы обошли всю позицию. Так как мороз был -20, то все это происходило в ускоренном темпе. Тем не менее, за это время я узнал и о себе, и о полку много нового. Владимир Александрович это умел делать только в присущей ему жесткой форме.

    После получения приказа полк, свернув агрегаты, совершил марш на полевые позиции, где занял в установленное время боевую готовность. Офицеры, прибывшие с Муравьевым, всеми силами пытались оказать помощь. Правда, это зачастую  было больше помехой, чем помощью, но и это приходилось принимать как должное.

    Проверка закончилась через три дня. В итоге дивизия и полк были  оценены на «хорошо», конечно с огромным числом  недостатков, над  устранением которых пришлось долго работать.

    Жизнь не стояла на месте, время шло. Наступившая весна проблем не убавила, а скорее наоборот. По-прежнему были серьезные перебои с выплатой денежного довольствия военнослужащим и гражданскому персоналу. Мой рабочий день начинался с приема доклада от помощника командира по финансово-экономической работе(в простонаречии-«начфина») о поступлении денег. Как  правило, ответ был отрицательный: «Денег нет.»

   Конечно, человек какое-то время может прожить без денег, используя свои запасы. Но когда - нибудь заканчиваются и они. Такой момент социального взрыва уже назревал. Конфликт удалось предотвратить старыми испытанными  средствами. В начале собрали офицеров и  прапорщиков, затем их  жен.  Объяснили  ситуацию, хотя она и так всем была ясна, но народ  смог  на этих  собраниях в какой-то степени «выпустить пар»,  немного успокоиться. Конечно, все это были полумеры. Поэтому пришлось в нарушение всех приказов разрешить выдачу с продовольственного склада полка отдельные виды продуктов. Также смогли договориться с хозяином магазина  (бывшим офицером) об отпуске товаров в долг.

   Все это напоминало дореволюционный капиталистический  беспредел с наемной рабочей силой, долговыми  расписками, процентами и т.д. А мы ведь были армией. К  счастью, армией и остались. Никакие усилия политиканов того времени не смогли развалить ракетные войска, хотя вреда нанесли много.

    За время, которое сейчас называют «лихие девяностые», вооруженные силы потеряли тысячи хорошо подготовленных офицеров. Зачастую, решение об увольнении офицер принимал только потому, что не мог дальше влачить нищенское существование, не мог видеть мучений своей семьи, в то время, как его сверстники на «гражданке» процветали.

    Увольнению офицеров из армии способствовало также и окончание контракта, чем отдельные и воспользовались. В то время в вооруженных силах остались наиболее стойкие и преданные армии и государству. К сожалению, государство это не оценило.

    Летом 1996 года завершилось формирование 510 рп, и он убыл на полигон. В этот полк были назначены и офицеры, с которыми я раньше служил в Белоруссии в 369 рп. Кроме того, пришлось на вакантные должности выдвигать и своих офицеров. А вакансий было более, чем достаточно; от начальника отделения до заместителя командира полка. Конечно, в первую очередь назначали тех, кто был под рукой, а о качестве назначений  никто тогда не думал. Главное было уложиться в указанные сроки, и вовремя отправить полк на полигон. Что и было сделано общими усилиями.

     Однако, это была только часть проблемы. Вместе с офицерами и прапорщиками прибыли и их семьи, которые нужно было где-то размещать.

      Еще в  1995  году, благодаря  командиру дивизии генерал-майору Грибову А.В,  на территории  казарменного городка было оборудовано на базе  бывших  казарм  пять  общежитий  для офицеров, прапорщиков и членов их семей.  В  начале в общежитиях, в основном,  размещались семьи офицеров и прапорщиков 41рп. и я, как командир полка, отвечал за них. После  формирования 510 рп    моим подчиненным пришлось «потесниться» в пользу своих товарищей.  Конечно, не обошлось без жалоб, но в целом все проблемы были решены.

    Прошло более двадцати  лет после описываемых событий. Но меня и по сей день удивляет то, как смогли люди пережить все эти трудности? Причем, не просто пережить, но и преодолеть их, выполняя при этом  все поставленные задачи. Считаю, что в этом огромная  заслуга командира дивизии  генерал-майора Грибова Александра Викторовича.

     В течении небольшого  периода времени дивизия, под его руководством, не только была перевооружена на новый ракетный комплекс, но был проведен ремонт казарменного фонда, оборудовано здание офицерского собрания, построен спортивно-оздоровительный комплекс,  воздвигнут храм и многое другое. Все это осуществлялось при полном отсутствии какого-либо финансирования. Уверен,  что такие дела по плечу очень  немногим.

     Александр Викторович  был очень требовательным командиром, но в то же  время  доброжелательным и  доступным человеком. Мне запомнился один случай.

      Прапорщик  моего полка на почве семейных неурядиц решил свести счеты с жизнью.  К счастью, ему помешали.  Мною  было принято решение по его увольнению, т.к. люди, склонные к суициду, не могут служить в армии. Однако, комдив решил по - другому. Он не только нашел время побеседовать с этим прапорщиком, но и свел его с настоятелем монастыря отцом Стефаном, который  помог человеку обрести душевный покой и равновесие. В дальнейшем, этот прапорщик (по понятным причинам фамилию его не называю) продолжил  службу в полку. Этот  урок был мне  на всю службу.

     Время шло. Пока 510 рп находился на полигоне дивизия  успешно сдала итоговую проверку ГК РВСН. 41 рп был оценен на «хорошо». Главнокомандующий  РВСН  генерал армии Сергеев И.Д. побывал в полку и остался доволен. Во всяком случае в свой адрес замечаний от него не слышал.

   В ноябре 1996 года прибыл с полигона 510рп и в начале декабря заступил  на  боевое  дежурство В своих воспоминаниях я не хочу вдаваться в подробности, т.к. думаю, что об этом лучше расскажут офицеры этого полка. Данные события я затрагиваю только потому, что в них принимал участие и 41рп.

     Начиная с этого времени все внимание командования дивизии и армии было сосредоточено на  510 рп и мы немного вздохнули с облегчением.

    Однако это продолжалось недолго. В феврале 1997 года дивизии пришлось выдержать еще одно испытание - внезапную проверку боевой готовности комиссией Генерального штаба. Эта проверка была действительно внезапной, т.к. о ней не знали даже в Главном штабе РВСН. Для 41рп она сложилось не очень удачно. На это были и объективные и субъективные причины. Полк, из-за неподготовленности маршрута, своевременно не занял полевые позиции и должен был выполнять боевую задачу (условное проведение пуска ракет) с маршрута боевого патрулирования. Кроме того, были выявлены недостатки в вопросах мобготовности, в состоянии инженерной, бронетанковой и автомобильной техники. Тем не менее полк был оценен на «хорошо

     После проверки  в  дивизии и в полку длительное время работали комиссия  Главнокомандующего,  комиссия  командующего армией. Делалось все, чтобы устранить недостатки.  За это время в адрес полка и меня лично было высказано много неприятных слов. Но обижаться на это не приходилось.  

   Если проанализировать свою службу в качестве командира полка, то можно сделать вывод, что она состояла как бы из двух частей: подготовки к какому-нибудь мероприятию(различного рода проверки, учения, сборы различного масштаба, начало нового периода обучения и т.д.) и его проведения. Сам режим службы расслабляться не давал. К 1998 году полк был на неплохом счету, не смотря на то, что командование полка  значительно обновилось. На должность начальника штаба полка после окончания академии прибыл подполковник Кудринский Алексей Николаевич,  на должность заместителя по тылу - майор Бондарев Вячеслав Николаевич, также после окончания академии. Заместителями командира полка по боевому управлению были назначены подполковники Леоновец Георгий Владимирович и  Мазуренко Сергей Сергеевич, мои сослуживцы по 369 рп (г. Житковичи).

   Судьба этих офицеров сложилась по- разному.

     Подполковник  Кудринский Алексей Николаевич закончил командный факультет академии имени Ф.Э.Дзержинского с золотой медалью, и был первым кандидатом на поступление в адъюнктуру. Однако, по непонятным причинам, его туда не приняли, а отправили в войска. Несправедливость тут была явная. При первой же встрече он мне все откровенно рассказал и заявил, что хотя  далее служить не намерен, но все свои обязанности будет выполнять в полном объеме. И, действительно, за то время, что он служил в полку претензий  к нему не было. Более того, штаб под его руководством стал работать значительно эффективнее, что и было отмечено на  проверке Главнокомандующего РВСН.  Не смотря на то, что Алексей Николаевич через полгода уволился, я испытывал и испытываю к нему самые теплые чувства.

    Майор Бондарев Вячеслав Николаевич закончил с отличием академию тыла и транспорта. До этого он всю свою офицерскую службу прослужил  в технической ракетной базе 7 рд. Из всех офицеров тыла, с кем мне приходилось сталкиваться, он был самый  жизнерадостный и оптимистичный.  Это помогало преодолевать ему все жизненные трудности. Конечно, ему досталось неплохое «наследство» от полковника Шейкина В.В, но это ни сколько не умаляет его достоинств.  Все вопросы тыла в полку были поставлены на должном уровне. В настоящее время полковник Бондарев В.Н.- командир части ФСО в Московском военном округе.

     Подполковник Мазуренко С.С. ранее служил у меня в полку начальником штаба  дивизиона, затем поступил в академию. После окончания академии проходил службу в 23рд(г.Канск)  в качестве начальника штаба полка. Ко мне в полк он был переведен по семейным обстоятельствам как заместитель по боевому управлению. Правда, в связи с увольнением подполковника Кудринского А.Н, ему пришлось исполнять обязанности начальника штаба, но и с этими он успешно справился. Сергей Сергеевич был грамотным, культурным, выдержанным офицером. Никогда не терялся, даже в самой сложной  ситуации. Уволился он по окончанию срока контракта в 1999 году.

    С полковником Леоновец Георгием Владимировичем мы начинали служить еще лейтенантами. Судьба неоднократно нас сводила и разводила. Наконец он был назначен ко мне в полк заместителем по боевому управлению. С Георгием Владимировичем мы прошли одну школу Мозырьской дивизии, имели одну закалку, поэтому было вполне естественным, что при моем отсутствии именно ему поручалось  исполнять обязанности командира полка. К сожалению, менее, чем  через год, он был назначен  начальником штаба полка в 54рд(г.Тейково) и убыл к новому месту службы. По  прошествии  еще одного года он вернулся, чтобы принять у меня полк.  Полком Георгий  Владимирович  командовал до 2004 года, и был назначен в управление боевой  подготовки РВСН, где проходит службу до увольнения в запас.

    1998 год знаменателен был тем, что в мае месяце на базе дивизии проводились сборы командующего армией перед началом летнего периода обучения. Большую часть объектов готовил 41рп. Это БСП полка, полевая позиция ракетного дивизиона, зона обеспечения полка, учебный корпус, казарма  и т.д. Сроки, как всегда, были ограничены, денег также не выделялось. Нельзя сказать, что все далось нам легко, но тем не менее, особой   напряженности  не ощущалось. Полк, в основном, работал в штатном режиме, как единый слаженный организм. Все объекты были подготовлены вовремя и с должным качеством.

Занятия прошли также без особых отклонений, причем с определенной пользой для участников сборов, т.к. командующий армией внезапно и неоднократно привлекал в качестве руководителя занятий того или иного участника  сборов. На  подведении итогов сборов полк был отмечен в лучшую сторону.

      Вторым наиболее значимым событием 1998 года для полка была проверка Главнокомандующего РВСН в октябре месяце. Проверке подвергалось управление армии и три ракетные дивизии, в том числе и наша. Группу офицеров  центрального аппарата в 7рд возглавлял генерал-лейтенант  Хуторцев С.В,  в то время заместитель начальника Главного штаба РВСН. Мне, и до описываемых событий и после, приходилось неоднократно сталкиваться с Сергеем Владимировичем. На мой взгляд, это был один из наиболее грамотных и культурных людей, с которыми мне приходилось встречаться  за время службы. Удивительно спокоен,  вежлив, тактичен, что не часто встретишь среди генералитета, но в то же время требователен, настойчив и решителен в своих поступках. При посещении полка все его замечания и  вопросы  показывали его личную высокую подготовку.

    Проверка проводилась по всем элементам боевой и мобилизационной готовности и продолжалась неделю. Полк был выведен на полевые позиции, где практически отработал почти все вопросы плана приведения в ВСБГ. Серьезных замечаний к полку не было и он, в очередной раз, был оценен на «хорошо». С учетом того, что 510рп был оценен на «удовлетворительно», управление дивизии и части спецвойск и тыла -  на «хорошо», дивизия получила хорошую оценку.

    Так закончился третий год моего командования полком. По итогам 1998 года полк занял первое место среди полков СПУ в армии.

     В мае следующего 1999 года я был назначен  заместителем командира дивизии. Данную должность я исполнял пять лет до своего назначения начальником факультета в ВА РВСН имени Петра Великого

    Сейчас, по прошествии двадцати  лет, можно сказать что эти три с половиной года были самым интересным и памятным временем моей службы. Думаю, что и не только мне. За эти годы через полк прошло большое количество офицеров и прапорщиков. Абсолютное большинство из них  зарекомендовали  себя как добросовестные  и  порядочные люди. Многие офицеры были повышены в должности, а отдельные неоднократно.

    Думаю, что самая тяжелая должность в полку-это командир дивизиона. Их в полку было четыре. Это – разные характеры, разные стили работы, разное восприятие действительности. Тем не менее все четверо мужественно вынесли на своих плечах эту нелегкую ношу. Не всегда в подразделениях было нормальным состояние дел в том или ином вопросе. Не всегда нормально складывались отношения с командованием.  Но я не помню случая, чтобы кто-то из них смалодушничал и попытался переложить ответственность на другого. На каждого можно было положиться в любой обстановке. Считаю, что оценены они были по заслугам.

   Командир первого ракетного дивизиона подполковник Купрюшкин Александр Александрович был назначен начальником дежурной смены боевого управления в 510рп.

Командир второго ракетного дивизиона подполковник Сахаров Геннадий Станиславович был назначен начальником штаба 510 рп, до этого он был награжден орденом «За военные заслуги» как лучший командир дивизиона.

Командир третьего ракетного дивизиона подполковник Ковнацкий Виталий  Брониславович стал заместителем  командира технической ракетной базы.

Командир дивизиона боевого обеспечения подполковник Сидоренко Владимир Владимирович был назначен заместителем  командира 41рп.

    Этих командиров сменили другие, но обстановка в подразделениях оставалась на прежнем уровне. В этом их главная заслуга.

    Не могу не сказать хотя бы несколько слов об офицерах штаба, служб полка и подразделений.

     Начальник связи полка майор Белый С.В. стал начальником связи дивизии, начальник  автослужбы  полка майор Рязанов А.Н.- начальником  автослужбы дивизии, командир  группы майор  Чекурин А.В. стал начальником  отделения  боевой подготовки дивизии,  помощник командира полка по финансово-экономической работе майор Семенов С.В. был назначен в начале помощником командира дивизии по финансово-экономической работе, а затем был переведен в финансовое управление РВСН.  Многие офицеры штаба полка были переведены с повышением в штаб дивизии. Например, майор Усачев А.А. был назначен начальником отделения службы войск и безопасности  военной службы, капитан Кузнецов А.В. стал начальником командного пункта дивизии, капитан Ковалев С.А.- начальником инструкторской группы. Этот список можно продолжать и дальше, но думаю, исходя из выше сказанного, можно сделать вывод, что школа в управлении и в штабе полка была хорошей.

    Особенно хочется вспомнить тех офицеров, которые начинали службу в полку с самых низших должностей, но сумели, благодаря своим способностям и трудолюбию, сделать блестящую карьеру. Это офицеры Войцеховский И.А, Глазунов О.Л, Прокопенков А.А.

    Войцеховский Игорь Анатольевич начинал службу в ракетном дивизионе, но свое настоящее место нашел именно в службе вооружения, с которой связана  вся  его дальнейшая карьера. За семь лет он прошел путь от офицера службы ракетного вооружения полка до главного инженера дивизии. Закончил военную академию РВСН имени Петра Великого с золотой медалью. В настоящее время полковник Войцеховский Игорь Анатольевич - заместитель начальника ГУЭРВ РВСН.

Глазунов  Олег Леонидович в 7 рд  прошел  все должности от  командира группы  подготовки и пуска до заместителя командира дивизии. Затем в течении  пяти лет командовал  54 рд (г.Тейково).  В  настоящее  время генерал-майор Глазунов Олег Леонидович – начальник штаба 31 ракетной армии.

Прокопенков  Александр Александрович начал службу в дивизии с начальника расчета АСО, а закончил командиром 510 рп. Затем был заместителем  командира  54 рд,  начальником факультета  ВА РВСН  имени Петра Великого, а в августе 2017 года был назначен  командиром 35 рд ( г.Барнаул).

      Сейчас, оглядываясь с высоты прожитых лет на минувшие события, невольно вспоминается и хорошее и плохое. Но хорошего  было больше. Были замечательные люди - цементирующая основа ракетного полка. Благодаря  их старанию были и  успехи. Благодаря этим  людям до сих пор поддерживается  на должном  уровне боевая готовность.

Не всегда их труд оценивался должным образом. Только единицы были отмечены правительственными наградами. Но никто на это не жаловался. Абсолютное большинство добросовестно выполняло свои обязанности в любых условиях.

Сейчас в полку служат другие люди, полностью и неоднократно обновился  командный  состав,  но традиции в полку остались  и память о тех, кто стоял  у истоков становления полка, живет и будет жить вечно. 

Посещение 7 рд Министром обороны РФ Ивановым С. Б. 27 марта 2002 г